Сократ, философ, философия, сократический метод, метод сократа

В нашем журнале «Всё для Образования» мы часто поднимаем тему гениальности. И уже давно. Чтобы просвещать учителей, работающих с одарёнными детьми. Вот отрывок из статьи Шкилева Владимира Дмитриевича О МОНАДНОМ ПОНИМАНИИ ГЕНИАЛЬНОСТИ:

С позиций противоположных позиции Ламброзо, истинный гений — психически здоровый человек. Да, конечно, были случаи, когда гении сходили с ума. Но из этого вовсе не следует факт, что гений обязан быть чуточку сумасшедшим. Не будем забывать, что гений творит в состоянии постоянного нервного напряжения, он зациклен на решении сложнейшей творческой задачи и при этом, вполне естественно, иногда достигает состояния нервного истощения.

С позиций философии К. Кастанеды, у каждого человека есть свой запас внутренней силы и, конечно, достигает состояния нервного истощения тот, кто работает на пределе своих возможностей. Все остальные качества гения, воспринимаемые социумом, как его всевозможные чудачества и экстравагантность, можно объяснить яркостью его характера, предельной интенсивностью труда, его чрезвычайной впечатлительностью и обостренной восприимчивостью. Но отнести эти качества к сумасшествию нет никаких оснований.

Эти перечисленные качества действительно отличают их от других людей, но не как душевнобольных, а именно как гениев. Да, у гениев может быть ненормальным образ жизни (но эта ненормальность только в представлении социума), да, у гения могут быть «безумные идеи», обгоняющие век, да, гении иногда сходили с ума. Все это так. Но научных, статистически достоверных фактов подтверждающих, что сумасшедших среди гениев больше, чем среди обычных людей, нет. Дело еще в том, что не обычные поступки обычных людей становятся известными только сослуживцам и соседям, необычность гениев становится известным всем историческим фактом. Это своего рода социальная линза, через которую социум рассматривает гения. К тому же не ясна сама граница между помешательством и яркой неординарной личностью, а иногда и сам гений надевает на себя (зная учение Ламброзо) маску псевдопсихатии, при чем пользуясь этой маской так искусно (на то он и гений), что такой образ становится его сущностью. Все это сильно затрудняет статистическую обработку связи гения и безумного.

Владимир Арнольд в своей работе «Теория катастроф», анализируя творческую личность гения, связывал деятельность гения с тремя другими факторами – техникой, увлеченностью и достижениями. Владимир Арнольд анализировал гениев, работающих в технике, если бы вместо техники он анализировал бы искусство художников, то вместо фактора техники, был бы фактор – картины. Наличие связи между этими факто рами естественно, так при слабой увлеченности создаваемые изобретения первого-второго уровня, не сопровождающиеся качественным изменением отрасли техники. Если же увлеченность достигает предела человеческих возможностей, то рождаются скачкообразно изобретения пятого уровня, относящиеся к наивысшим прорывным достижениям, доступные только для гениев.